“Ду ю спик инглиш?” Просто умора, уж поверьте!

Говорят, что у нас в Америке полиция чуть-что начинает стрелять. Я не согласен. И вот почему. У меня есть друг Боря. И у него есть жена Сара. Когда этот Боря со своей Сарой приехал в Америку , то машину он купил раньше, чем выучил английский язык. И вот как-то я приглашаю их к себе на дачу в Поконо. Объясняю на чистом русском языке: «Боря, выезжаешь на 280-ю, она переходит в 80-ю, на 284-м экзите выезжаешь и звонишь мне, я тебя подбираю». И добавляю: «Всё время ориентируйся на вывеску «Поконо». Поконо, если кто-то не понял, это дачная местность.

Где Боря переехал на 287-ю и при этом поехал в обратную сторону – на юг, я не понял, но теперь это уже не важно. И вот он едет-едет, едет-едет, а вывески «Поконо» всё нет и нет.

Через два часа его Сара включает свою пилу: «Как можно было не взять карту? Как можно было не выяснить куда ехать? Как я могла связаться с таким идиотом? Б-же, как я могла так влипнуть?»

Тогда Боря думает: «Надо ехать быстрее, потому что на этой скорости она меня распилит раньше, чем мы доедем до этих Поконо».

Он нажимает на газ и едет так минут пять – не больше, потому что за ним появляется мент со своей светомузыкой и требует остановиться. Боря, новый иммигрант со старыми привычками, хватает бумажник и бежит к менту. Тот спокойно достает свой пистолет и говорит, что если Боря сейчас не сядет обратно в свою машину, он его убьет.

Боря не столько по словам, сколько по жестам, понимает, что с ним не шутят и возвращается в свою машину.

Мент прячет пистолет, выходит из машины, подходит к Бориной и говорит ему: «Дай мне свои водительские права» и показывает на бумажник. Боря опять все понимает по-своему и достаёт из бумажника 100 долларов. Мент ему говорит: «Если ты намерен мне дать не водительские права, а взятку на рабочем месте, то я на тебя надену вот эти наручники». И показывает ему наручники.

Сара, которая тоже не понимает, почему мент отказывается от 100 долларов, спрашивает: «Боря, что он от тебя хочет?»

Боря отвечает: «Я не знаю! Может, предложить ему 200?»

Сара говорит: «Б-же мой, почему я связалась с таким идиотом? Если ты не знаешь, сколько это стоит, так выясни у него!»

«Почему я идиот? – в очередной раз удивляется Боря. – Просто, когда мне показывают то пистолет то наручники, я немного нервничаю».

«Так перестань нервничать и выясни!» – говорит Сара.

«Хорошо, я сейчас всё выясню! – говорит Боря, потом поворачивается к менту и, как его учили на курсах английского языка, говорит: «Хэлло, ду ю спик инглиш?»

Мент удивленно: «Ду ай спик инглиш?!»

Боря ему: «Йес, ю! Ду ю спик инглиш?»

Мент – в полной растерянности, потому что никаких других языков кроме английского он не знает.

Сара говорит: «По-моему, он такой же идиот как и ты! Б-же, как я влипла!»

Мент, между тем, приходит в себя, прячет пистолет и говорит Боре:

«Оk, where do you go, dude?» (куда ты едешь, умник?)
«I’m Borya, – отвечает Боря, как его учили на курсах. – What is your name?»

Мент, ничего не отвечая на Борин вопрос, берёт его телефон, смотрит, какой последний номер он набирал и звонит мне.

«Здравствуйте, – говорит он, – я полицейский такой-то, вы случайно не знаете Борю?»

Я честно отвечаю, что Боря мне хорошо известен, причем с детства.

«Прекрасно! – говорит мент. – Тогда ответьте мне на такой вопрос: не страдает ли ваш друг какими-то психическими заболеваниями?»

Я отвечаю, мол, нет, не страдает. «Может быть, он перенес недавно, какую-то тяжелую психологическую травму?» – продолжает настаивать мент.

«Тяжелую психологическую травму, – отвечаю я, – Боря перенес 30 лет тому назад, когда женился на той женщине, которая сейчас сидит справа от него. Но судя по тому, что он до сих пор её не задушил, он – в прекрасной психологической форме».

«Это я понимаю, как никто», – вздыхает мент.

«Просто он ещё не успел выучить английский, – добавляю я. – Отсюда все проблемы»

«Так где вы его ждете?» – спрашивает мент, и я объясняю где.

И тогда мент становится перед Бориной машиной и везёт его с мигалкой сто миль до 284-го экзита, где передаёт его мне, как говорится, с рук на руки.

Уже на даче я объясняю Боре, что у нас в Америке с ментами надо быть поосторожней, потому что таки да могут застрелить на месте.

«Я же говорю, что он идиот», – замечает Сара.

«Почему?» – не понимаю я.

«Потому что никакой умный человек не поедет 100 миль, чтобы помочь такому Боре, как мой, если он может его застрелить на месте и таки не иметь этой головной боли!»

Источник: isroe.co.il

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями на Facebook: